Главная > Новости > В стране > АДГСиПК РК после его отказа назвать имена коррупционеров напомнили о международном опыте

АДГСиПК РК после его отказа назвать имена коррупционеров напомнили о международном опыте

Агентству РК по делам государственной службы и противодействия коррупции (АДГСиПК) после его отказа назвать имена коррупционеров напомнили о международном опыте, сообщает IaNews.kz со ссылкой на пресс-службу общественного фонда Transparency Kazakhstan.

«В декабре 2018 года эксперты Transparency Kazakhstan направили в АДГСиПК предложения о создании публичного реестра лиц, осужденных за коррупцию. Однако в ответе агентства предложение общественников было подвергнуто сомнению. (…) На что Transparency Kazakhstan рассказал о положительной практике функционирования публичных реестров коррупционеров в зарубежных странах», — говорится в распространенном в понедельник сообщении.

В фонде уточнили, что отказ в создании публичного реестра агентство мотивировало завершением цели наказания при вынесении обвинительного приговора суда и пожизненного запрета на занятие государственной деятельности, а также рисками психологического давления на родственников осужденных лиц.

«В Германии действует реестр неблагонадежных лиц, уличенных в коррупционных и мошеннических действиях, сверка с которыми обеспечивает защиту муниципальных и государственных организаций от недобросовестных поставщиков и потенциальных сотрудников. В Российской Федерации публичный реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, закреплен федеральным законом и обязывает направлять сведения для включения в реестр в течение десяти дней с момента принятия решения об увольнении коррупционера», — парировали аргумент казахстанских антикоррупционеров в фонде.

Информация в российском реестре содержится на протяжении пяти лет и включает: Ф.И.О. коррупционера; название органа, в котором он работал; причину и дату увольнения; информацию о том, какая норма закона нарушена.

«Реестр опубликован на портале госслужбы и управленческих кадров и по состоянию на 13 февраля 2019 года содержит 939 фамилий депутатов, чиновников, работников прокуратуры и следственного комитета, органов внутренних дел, таможни, военнослужащих, сотрудников Банка России, госкорпораций, пенсионного фонда, фонда социального страхования, фонда обязательного медицинского страхования и других», — добавили в Transparency Kazakhstan.

По информации фонда, дополнительным плюсом является его размещение на портале госслужбы, где публикуются законы и требования на госслужбу, вакансии и объявления, «что позволяет кадровым службам проверить данные соискателей, не обращаясь с запросами в различные инстанции».

«В Кыргызстане Единая база данных в отношении осужденных лиц за совершение должностных преступлений, в том числе связанные с коррупцией или хищением государственной и/или муниципальной собственности, опубликована на сайте Генеральной прокуратуры. В реестр включены 745 бывших сотрудников правоохранительных органов, гражданских служащих, директоров школ и сотрудников сельских управ, бухгалтеров и других, осужденных с 2015 года. В перечне указаны также те лица, чьи дела были окончены по нереабилитирующим основаниям», — сказано в сообщении.

Отмечается, актуальное функционирование базы данных в Кыргызстане отнесено к вопросам национальной безопасности и направлено на контроль дальнейшего карьерного пути осужденных коррупционеров.

«В Украине Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения, позволяет сделать запрос по физическим и юридическим лицам. Реестр опубликован на сайте Национального антикоррупционного бюро Украины. Для получения развернутой справки необходима авторизация по ключу ЭЦП, но общую информацию можно получить, сделав запрос по заданным параметрам», — указали в фонде.

В целом, как отмечается, мониторинг СМИ показал, что с начала деятельности реестров в России, Кыргызстане и Украине не установлено фактов преследования родственников этих лиц.

«В Германии предварительная проверка контрагентов и сотрудников по реестрам коррупционеров является многолетней практикой, положительно себя зарекомендовавшей», — добавили в Transparency Kazakhstan.

В фонде добавили, что его эксперты «неоднократно фиксировали предложения граждан создать аналогичный реестр в Казахстане».

«Мы часто получаем такие предложения, когда помогаем лицам, столкнувшимся с коррупцией, подготовить заявления или при опросах, какие меры были эффективными», — прокомментировала исполнительный директор Transparency Kazakhtan Ольга Шиян.

По мнению лиц, пострадавших от коррупции, данный реестр позволит наглядно оценить реальные результаты по искоренению коррупции и недопущению повторного трудоустройства осужденных за коррупцию на государственную службу.

«Он создаст в обществе атмосферу нетерпимости к коррупции – когда осуждение станет публичным и постыдным деянием. К тому же функционирование публичного реестра позволит решить проблему нарушений при отборе на государственную службу и снизить риски повторных коррупционных преступлений, связанных с сокрытием коррупционного прошлого», — сказано в сообщении.

В Transparency Kazakhtan напомнили, что аналоги такого реестра действуют в Казахстане.

«Это список осужденных за терроризм и экстремизм, ведущийся комитетом по финансовому мониторингу и списки лиц, у которых отозвано согласие на занятие руководящей должности в финансовом секторе, ведущиеся Национальным банком. Критики того, что эти списки ведутся или что отбывшим наказание за терроризм запрещено иметь банковские депозиты и карточки, хотя они уже понесли наказание, со стороны общества нет», — подчеркнули в фонде.

В фонде считают, что реестр коррупционеров может быть простым списком без фотографий.

«Главное, чтобы он был и символизировал публичность и открытость в борьбе с коррупцией», — говорится в сообщении.

Отметим, что АДГСиПК до сих пор отказывается раскрывать имена фигурантов дел о коррупции, несмотря на то, что еженедельно отчитывается об этих делах. При этом в агентстве ссылаются на необходимость соблюдения презумпции невиновности, однако сами официальные сообщения АДГСиПК нередко содержат обвинительные формулировки, такие как «задержан за получение взятки» или «уличен в совершении преступления».

Новости партнёров