Главная > Регионы > «Чем мы отличаемся от деревни?» Как живет североказахстанский город Мамлютка

«Чем мы отличаемся от деревни?» Как живет североказахстанский город Мамлютка

Истории, когда из Северо-Казахстанской области переезжают в соседнюю страну целыми семьями, уже давно ни у кого не вызывают удивления. Учитывая близость некоторых населенных пунктов к российской границе, такие случаи происходят очень часто, передает iaNews.kz.

Город Мамлютка является последним казахстанским крупным населенным пунктом на пути в Россию (дальше него только маленькие поселки). Впрочем, сами его жители, кажется, скептически относятся к приставке «город». Может быть, когда-то он и был городом, рассуждают они, но теперь, по их мнению, это место ничем не отличается от деревни. 

«А вы из какой газеты?» — интересуется у нас Андрей. Ему 43 года, и он живет в одном из семи жилых домов, оставшихся в поселке Сливное. Все уже давно отсюда поуезжали: кто в районный центр — город Мамлютку, кто еще дальше — в областной — Петропавловск, ну а кто и в соседнюю Россию. Граница с соседним государством проходит прямо за озером, которое называется так же, как и это село — Сливное.

«Вот вы спрашиваете, как здесь люди живут? Считайте сами: вон на том краю один дом остался, мой дом, потом вот там еще, итого — три, четыре, пять, шесть и, всего получается, семь домов. Нынче весной уехала одна семья, потом еще одна женщина уехала в город, одни в Мамлютку, другие в Петропавловск. А улица одна у нас теперь осталась — Озерная», — говорит Андрей.

Сам он работает в поле. «Я вот на уборке отработал, там за неделю мы убрали, 100 тысяч получил. Ну где еще сейчас заработаешь эти деньги? В Мамлютке за 20 тысяч корячатся люди целый месяц», — уверяет мужчина.

Оставленные соседями дома можно купить практически за бесценок. Например, Андрей приобрел себе избушку за 20 тысяч тенге. Часто деревянные дома приобретают на растопку. Но, есть конечно и такие, которые стоят 150, 300 и даже 600 тысяч тенге.

«От этой деревни уже практически ничего не осталось, живут 13 человек, они уедут, и все», — говорит нам еще один житель Сливного.

Конечно, жизнь в городе Мамлютка кардинально отличается от жизни в мелких селах. Взять хотя бы этот парк. В нем ухоженно и чисто. Молодые мамы неторопливо прогуливаются с детьми, провожая последние солнечные осенние деньки. Как и в других городах Казахстана, здесь есть свой Ленин. В остальном жизнь в Мамлютке, кажется, мало чем отличается от жизни в обычной деревне. Те же коровы. Те же гуси. И тот же транспорт. Разве что в деревне нет столько магазинов, сколько есть в Мамлютке. А еще здесь есть ремонт сотовых телефонов.

«Вообще, малые города должны или быть городом, или не быть городом. Вот этот наш статус города, он нам так мешает по жизни», — говорит местная жительница. «Почему мы считаемся городом? Потому что мы топим печки дорогим углем и потому что таскаем воду из колонок? Поэтому мы город, что ли?» — задаются вопросом люди.

Главное предприятие Мамлютки — мукомольный комбинат. Согласно информации местного акимата, основной объем производимой здесь муки поставляется в южный регион Казахстана, а также в Узбекистан, Афганистан и даже страны Юго-Восточной Азии. Впрочем, сами жители говорят, что комбинат сейчас работает уже не так, как раньше. «Вот сейчас на элеваторе денег мало платят, элеватор стоит, все ушли работать в другой поселок, там больше оклады», — отмечают наши собеседники.

Говорят, в этом месте когда-то были очень хорошие чебуреки.

Некоторые дома в Мамлютке как бы состоят из двух частей. Одна жилая, другая нет. Ответ на вопрос «Почему так?», можно найти в отчете местного акимата: «В 45 домах имеется 621 квартира, из них в 30 домах 120 квартир нежилые». «На сегодняшний день с жильцами данных квартир проводится разъяснительная работа по восстановлению жилья. Проблемным является вопрос по розыску отдельных хозяев квартир, которые выехали за пределы района и республики или умерли», — констатируют в акимате. В нежилой стороне дома гуляют куры.

«Все едут, едут отсюда, причем такие семьи хорошие выезжают, вот сейчас тоже одна семья собралась переезжать», — говорит Светлана (на верхнем фото слева). Женщина родилась и выросла в Мамлютке, работала здесь же, но потом решила переехать в Екатеринбург. «Вот вы скажите, я бы поехала отсюда, если я здесь родилась, в школе в той выучилась, работала. Но вот поставили в такие условия, что я была вынуждена это сделать. Я же не могу до смерти держать по две коровы да три поросенка», — рассуждает женщина. Сама она приезжает в Мамлютку проведать родных и помочь им. «Уезжают, потому что очень жить тяжело. Ну как можно семью содержать, не имея зарплаты? Представьте, каково это, встретить день учителя без зарплаты. Я сама не учитель, но за них переживаю», — говорит еще одна наша собеседница Татьяна. В этот момент рядом проходит одна из учителей местной школы. Татьяна ее окликает: «Наташа, ты зарплату получила?». «Вчера вечером», — честно отвечает учительница. «Ну вот, что и требовалось доказать. За один месяц задержали зарплату», — отмечает Татьяна. Еще местных жителей беспокоит проблема с колонками. «Вот теперь у нас такой закон: колонка сломалась, но ее не ремонтируют, а быстро снимают и закрывают. Оставайтесь люди без воды», — говорят наши собеседники. В отчете акимата говорится, что в настоящее время разрабатывается проектно-сметная документация для проведения водопровода в каждый дом. «По состоянию на 1 января 2017 года воду подвели в 730 домов за счет собственных средств. Данная работа продолжается», — говорится в докладе чиновников. Некоторые из опрошенных нами жители подтвердили, что долгое время у них действительно не было воды, но с недавних пор все изменилось, и в их квартирах теперь есть водопровод. Есть вопросы у мамлютчан и к железной дороге. «Вокзал здесь вроде нормальный, но вы думаете, мы можем сесть хоть на один поезд? Ни сесть, ни сойти мы не можем. Электричку отменили из-за нерентабельности, поезда останавливаются, но к ним никого не подпускают. Потому что граница. Я, например, еду с Екатеринбурга, проезжаю мимо своей Мамлютки, еду до Петропавловска, только для того, чтобы как будто я въехала в другую страну, и оттуда еду на автобусе опять в Мамлютку», — рассказывает Светлана. Точно так же, говорят местные, они не могут сесть на своей станции в поезд, следующий в Россию, приходится сначала ехать в Петропавловск. «Почему бы не решить этот вопрос на уровне акимов? Мы же последняя станция перед российской границей, тут бы жизнь кипела и кипела бы, если бы пассажиры сходили, заходили. Но все закрыли. Было бы не так обидно, если бы вообще мимо проезжали поезда, но ведь они останавливаются, но ни зайти, ни выйти нельзя — разве это не глупость», — недоумевают люди. На улицах появились коровы.  «Два года назад у меня приезжал внук, видел, как идет табун, и так учился считать. Он насчитывал до 28 коров. Еще все удивлялись, как хорошо умеет мой четырехлетний внук считать. В этом году внук пошел в первый класс. Идет табун, и он насчитал десять коров. Понимаете? Он меня спрашивает: «Бабушка, а где еще», ему же дальше надо считать. Ну где, где… В Караганде. Я не знаю, что происходит, но кажется, все как-то медленно вниз катится», — рассуждают местные. «У меня пенсия минимальная, и при этом всем надо помочь. У меня трое ребятишек, хоть они и работают, а не выгребают. Например, дочка на элеваторе получает 30 тысяч», — говорит эта женщина. Компанию ей составляет Светлана. «Вот единственное говорят, что нет войны, все в порядке. Приходишь к людям домой, а на столе одна капуста стоит и хлеб. Ну ладно, говорят, хоть это еще есть. Да, но не в XXI веке же!» — размышляет женщина. «Астана цветет, жизнь там кипит, и дай Бог, пусть столица строится, растет. Но мы же на севере тоже жить имеем право более-менее. Мы же тоже хотим и зарплату вовремя получать, и условия иметь», — говорят местные. «Тогда уже дайте нам статус села, чем мы отличаемся от любой деревни? Ничем. Надо же реально на вещи смотреть», — заявляют мамлютчане. Несмотря на существующие проблемы, не все жители Мамлютки спешат покидать свой родной край. За тем, как красиво садится солнце, с восторгом наблюдает тетя Соня. Здесь она родилась и фактически прожила всю жизнь. Одна ее дочь в Петропавловске, другая с семьей живет в соседнем доме. На вопрос, не скучно ли ей живется в Мамлютке, она подумав, признается: «Я ведь в местном хоре пою». Тех проблем, которые видят взрослые, подрастающее поколение пока не замечает. Этим школьницам нравится их маленький городок, а любят они его за чистый воздух и природу. Один из немногочисленных жителей села Сливное, Иван считает, что переезжать в Россию нет никакого смысла. «А что сейчас там в России делать? — говорит он и сравнивает приграничные села двух стран. — Я бы не сказал, что по ту сторону границы люди лучше живут. Курганская область по России — самая нищая, ничего там хорошего нет. Там тоже люди разбегаются, бегут на север. Например, там в России деревня была, Орлово — все, она тоже исчезла, ее нет». Мужчина один из немногих, кто держит в Сливном хозяйство — лошадей. «Не только эта деревня на грани, а везде так», — размышляет Иван. Окончательно стемнело. Из города Мамлютка в областной центр — Петропавловск (расстояние около 40 километров) — нас отвозит местное такси. За рулем молодой парень. Он родился и вырос в Мамлютке, сейчас заочно учится в Кургане. Уже через месяц он станет полноправным гражданином России, получит паспорт. В скором времени в РФ планирует переехать вся его семья.

Новости партнёров