Главная > Новости > В стране > Гибель скота в СКО: рассказавшей о проблеме жительнице пригрозили судом

Гибель скота в СКО: рассказавшей о проблеме жительнице пригрозили судом

Размахивал “КАРАВАНОМ” со статьей о таинственной болезни, обещал подать в суд – так, по словам Юргиты Шароновой, прошла её встреча с ветврачом Аккайынского района, передает IaNews.kz.

Уже который месяц “КАРАВАН” расследует ситуацию, чтобы ответить на простой вопрос: чем болен скот в североказахстанском селе Рублевка? Впервые о странной и невиданной доселе болезни нам рассказала местная жительница Юргита Шаронова. На её частном подворье десяток коров и телят, покрывшихся непонятно откуда появившимися шишками.

Напомним, в поисках диагноза и причины болезни, которая валит скот с ног, мы с официальными журналистскими запросами обошли немало высокопоставленных чиновников и ведомств. От ветеринаров до прокуроров.

В официальную версию чиновников от ветеринарии, что болезнь – это реакция на прививки, Юргита Шаронова не верит. И доказывает, что скот покрылся шишками задолго до прививок. Речь об этом шла в публикации “Скотобойня на Рублевке: как скот заразился от прививок, если их не делали?” (“КАРАВАН” от 19 октября 2018 г.)

Чья корова?

Юргита Шаронова рассказывает, что для нее эта статья бесследно не прошла:

– Приезжали ветврачи … статьей перед носом размахивали… Я спросила: это мне экземпляр? Отвечают: “Нет, это мы для себя. А чего вы добиваетесь?”. Я говорю: лечения этой заразы, объяснений в конце концов …

Сказал, в суд будет подавать и на меня, и на корреспондента! Я говорю: а где неправда? Он просмотрел статью, и не знает к чему придраться.

Возмущался, что бирок на скотине нет. Ничего мне не объяснил и еще участковому пожаловался, что я их не пускаю к скоту.

Если коротко, то люди от ветеринарии пытались доказать Юргите, что ее коровы здоровы, никаких шишек нет, а сами они неустанно заботятся о крупнорогатых. Женщина утверждает, что с неё хотели даже взять объяснительную.

Особый интерес собеседника Юргиты, по ее словам, вызвало фото больной коровы, опубликованное на странице “КАРАВАНА”:

– Он говорит: “Это не рублевская корова!”. Я говорю: “А знаете, почему вы ее считаете не рублевской? – Потому, что уже уволенный ветврач туда один раз зашел и видел, что хозяева её сами лечили. Рублевская это корова!”

Опять 25

Спустя несколько дней из местной ветеринарии вновь посетили ее хозяйство. Теперь беседа проходила в присутствии местного участкового инспектора полиции. Его Юргита пригласила сама. Чтобы потом никто не обвинял ее в том, что она не пускает ветеринаров бирковать скот.

Говорит, ей предложили подписать чистый лист бумаги, на котором потом якобы должен был появиться текст заявления о бирковании пяти голов скота. Другие жители почему-то таких заявлений не писали. Женщина отказалась. Нужны бирки – заходи и ставь!

В этот раз, утверждает наша собеседница, их опять интересовало: чья же корова на фото в “КАРАВАНЕ”? “Пришлось участковому сопроводить любопытного гражданина к хозяевам этой коровы”, – рассказывает Юргита.

Комментарий

Павел АФАНАСЬЕВ, юрист, старший преподаватель кафедры правовых дисциплин СКГУ им. М. Козыбаева, депутат Петропавловского городского маслихата, член общественного совета г. Петропавловска

Что такое клевета?

– Клеветой считается распространение сведений или информации, которая, во-первых, не соответствует действительности, а во-вторых, порочит (умаляет, ущемляет) честь, достоинство или деловую репутацию того или иного лица. Причем распространитель такой информации, предполагается, что действует умышленно, целенаправленно и злонамеренно с целью причинения личного неимущественного вреда другому лицу.

В публикации газеты “КАРАВАН” “Скотобойня в Рублёвке: как скот заразился от прививок, если их не делали?” я не увидел такой порочащей кого-либо информации.

Факты, события и обстоятельства, изложенные в статье, имели место быть, и никто не оспаривает, что порядок и способ их изложения в газете реальной действительности соответствуют.

Поэтому мы видим, что уже отсутствует одно из двух выше обозначенных и обязательных по закону условий, чтобы распространенную газетой информацию можно бы было считать клеветой.

Кроме того, в статье не названа ни одна фамилия должностного лица или ветеринара, наименование организации, деловую репутацию которых можно было бы считать опороченной.

Почему эти конкретные люди посчитали, что речь идет именно о них, это необходимо спросить у них самих. Наверное, по пословице: “На воре и шапка горит!”

Да, изложение событий в газете имеет, возможно, некоторый субъективизм и эмоциональную окраску, но это объяснимо тем, что журналист разговаривала с сельчанами, животные которых пострадали от неизвестной болезни, а сами жители понесли серьезный материальный ущерб, отсюда и их справедливое негодование.

 Тем не менее журналист четко ссылается на их мнения, дословно воспроизводит их речь и указывает их имена и фамилии, что показывает обоснованность материала и придает доказательность изложенной ситуации.

Угрожать проще, чем соблюдать этику госслужащего?

Если этот государственный служащий требовал подписать чистый лист бумаги, то это делалось явно в нечистоплотных целях, а возможно даже, и в мошеннических, поскольку предполагало последующее впечатывание в этот лист текста неизвестного содержания. За это он должен понести установленную законодательством РК ответственность, вопрос о применении которой находится в ведении уполномоченных по этике акимата Аккайынского района и акимата Северо-Казахстанской области.

Новости партнёров